Эти люди, где бы ни находились, говорили на одном и том же языке. Выражение «традиционные ценности», к примеру, означало, что «кого-то надо повесить».

Сознательные граждане

Отмечено ,

Гьюнон подумал, что «абсолютно прозрачны» может означать одно из двух: либо эти самые мотивы видны насквозь, либо их просто нельзя увидеть.

Мотивы

Отмечено ,

…but some animals are more equal than others.

All animals are equal

Отмечено

Мстители: Импортозамещение

Все мы, затаив дыхание, ждали выхода «Защитников». Зная со стопроцентной гарантией (одна фамилия режиссера чего стоит), что это будет провал. Не зная лишь, насколько громкий. И вот оно случилось. Говорить, что фильм плох, насколько он плох и почему именно он плох, я не буду — об этом уже сказали все. Ни одного положительного отзыва я найти не смог. Но я не об этом.

В Болливуде есть обыкновение переснимать удавшиеся голливудские фильмы. С поправкой на сари, песни, танцы. И самое главное — так, как будто оригинального фильма не было. Этот нахальный апломб где-то даже забавен, но… Легко глумиться, к примеру, над индийской версией голливудского ремейка британской «Смерти на похоронах», но куда менее приятно почувствовать себя тем «индусом», над которым будет потом глумиться просвещенный зритель тех 74 стран, куда Андреасян продал своих импортозамещенных «мстителей». Тот самый Андреасян, на секундочку, который обвинял коллег по цеху в том, что «они хотят выставить свою страну говном». Сам-то он это с успехом сделал. И, сдается мне, именно это ощущение превратило все интернет-сообщество в жаждущих его крови линчевателей. И я их понимаю. Ох как понимаю…

Можно было бы снять фильм так, чтобы в «Защитниках» слегка угадывалась марвеловская «Зимняя гвардия». Предоставить зрителю взгляд «с другой стороны войны». Довести вторичность до совершенства и превратить фильм в головоломку из цитат и ссылок в духе Тарантино. Снять фильм-сожаление об упущенных возможностях, когда генетику объявили лженаукой и супергерои оказались в опале. Но увы, теперь шанс упущен. После Андреасяна мы еще очень не скоро избавимся от репутации «русского Болливуда».

Зато денег срубили. Снять фильм, чтобы оправдать расходы, а не взять деньги, чтобы снять фильм — это гениально. В такой модели хороший фильм и хорошие сборы не более, чем приятное дополнение. Проект оправдался в тот момент, когда было выделено финансирование. Дальше были одни расходы. Которые очень грамотно минимизировали. Какое отношение все это имеет к кинематографу — знает только Андреасян.

Отмечено ,

То, что не сможешь продать…

… делай бесплатно.

"Утратив правый путь во тьме долины…"

Я никогда не был созидателем. Во мне нет умения видеть несуществующее, а без этого невозможно создать что-то новое. Я могу видеть несовершенство существующего, но никто не чинит того, что не сломано. Я был разрушителем, потому что это мой способ улучшить мир — ломая несовершенное, уничтожая ненужное. В этом был смысл. Но созидатели так и не пришли и вокруг меня выжженная пустыня оборванных коммуникаций. Меня избегают. Я начал упорядочивать знания и, отдавая их миру, стал учителем. И были ученики, в этом тоже был смысл. Но ученики ушли и больше никому не нужно то, что я могу сказать. И я не знаю, кто я есть и кем мне стать. В чем искать смысл и — искать ли?

Мастер интриги

Сколько себя помню — я её боялся. Боялся в детстве, опасался в молодости, избегал потом. Она всегда все знала, при помощи телефона и «агентурной сети» она была вездесущей. И вечной, когда мне было 14; ей было под 70, точно никто не знал из-за проблем с документами. В кипении жизни она не только принимала участие — без нее это кипение страстей было бы и вполовину не таким сильным.

Да, я помню, чего не надо говорить об ушедших. И, хоть страсти эти были по большей части негативными, она внушала почти восхищение. Интриги и манипуляции, которыми малограмотная женщина управляла окружающими, вызывали в памяти образ Макиавелли. Почти в любом городском скандале можно было найти её следы, очень тонкие и очень точные. Их можно было найти, только обладая обостренным слухом на её меткие формулировки. Почти не умея писать и с трудом связывая слова по-русски, она столь мастерски владела родным языком, что перепутать было невозможно. Ей бы в средневековой Европе родиться, историю творить, но — увы… ни со временем не повезло, ни с местом. Ни с внешностью, с детства был сильно искривлен позвоночник. Вселенная очень постаралась, чтобы громадный потенциал не развернулся во всей своей разрушительности. Но даже этого оказалось недостаточно. Прямого конфликта с ней не мог выдержать никто. Она была как шторм, которому бесполезно противостоять и который можно было только пережить. И обижаться на неё точно так же не имело смысла.

Она оставила после себя скандальный клубок интриг и тайн. Словно автографом подписав свою жизнь перед уходом. Это ли не мастерство?