Олимпизм

«Олимпизм представляет собой философию жизни, возвышающую и объединяющую в сбалансированное целое достоинства тела, воли и разума» — Олимпийская Хартия.

Вот и прошли XXII Олимпийские игры. Основная часть Олимпиады была интересна спортивным болельщикам. Патриотов интересовал результат. Все остальные смотрели шоу открытия и закрытия.

Открытие было необычным. Это если говорить мягко, избегая резких оценок. Сначала всеми миру были представлены лубочные мотивы «родных просторов» с колоритом местечково-византийского христианства, перемежающиеся «достижениями народного хозяйства», классической музыкой и балетом (да-да, «а также в области балета…»). Потом пастораль «серебрянного века» в виде балетной инсценировки первого бала Наташи Ростовой почему-то под вальс Евгения Доги. Затем — внезапно черно-красный сюжет в духе пинк-флойдовской «Стены» про подавляющую индивидуальность безликую машину тоталитаризма. Бьет по нервам, как истошный крик кающегося грешника. На контрасте с откровенным хвастовством первой фазы это покаяние выглядит как набожность Федора Карамазова, нелепым и подозрительным ёрничаньем. Потом тьма Второй мировой под звуки далекой бомбежки и — снова идиллия. Оттепель, шестидесятники, стиляги, дядя Степа-Валуев и отряды марширующих детских колясок. По ощущениям — тот же Pink Floyd. Чем больше официальная пропаганда прячется за фасадами «потемкинских деревень» семейных ценностей, тем отчетливей она себя проявляет. И это видно не только нам, с советским опытом лицемерной радости бытия. Китай, Северная Корея — лицо «официального народного счастья» на этих примерах знакомо уже всему миру.

Закрытие оказалось более предсказуемым. Когда примерно знаешь, чего ждать, ни вальс роялей, ни парад литераторов особого удивления уже не вызвали. Кадры московской Олимпиады и музыка Эдуарда Артемьева были хороши тогда, а сейчас не вполне уместны, от беспомощности. Как и повтор сцены плачущего олимпийского символа. Хотя задувание огня, как свечей на торте — это красиво. Хорошо, хоть новые олимпийские символы не улетели на шариках.

Кстати, о символах. Зачем их три? Нет, я все понимаю — президент хотел барса, премьер медведя, неназванная «зайка» тоже изъявила свою волю. Как откажешь? Но это же бред, сказочное правление дракона «о трех головах». Неужели надо было давать всему миру (а мир — это не только те журналисты, которые «в полном восторге от грандиозного шоу») повод пообсуждать еще и это? И даже превращение технического сбоя с пятым кольцом на открытие в «фишку» закрытия ситуацию не спасло. Хотя четыре кольца и снежинка — очень узнаваемый, очень индивидуальный жест. С юмором и самоиронией.

Такие вот смешанные чувства. Яркое, эффектное шоу, но вместе с тем — полный винегрет. Абсолютное отсутствие меры, какая-то ненормальная эйфория, истерический смех помешанного. Жуткое зрелище.

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s