Открытые лицензии

… или «Сложные пути OpenSource».

Я программист. Убежденный сторонник OpenSource, считающий, что деньги зарабатываются продажей решений, а не разработкой инструментария для них. Все, что я пишу, в полном соответствии с лучшими практиками программирования должно быть повторно используемым, то есть решать не одну конкретную задачу, а быть достаточно универсальным для решения класса таких задач. «Universe» означает «Вселенная» и поэтому я считаю не только возможным, но и необходимым предоставление результатов своего труда в качестве «кубиков» для разработки как можно большего числа решений. На собственных решениях я зарабатываю непосредственно деньги, на чужих — репутацию, известность и прочие нематериальные вещи, которые в перспективе тоже неплохо монетизируются. Даже не считая моральных плюсов в виде благодарности неизвестных мне коллег со всего мира — я получаю возможность облегчить свою жизнь, используя результаты труда других OSS-разработчиков.

Для всего этого мне настоятельно требуется юридический механизм открытого лицензирования. Для сохранения авторства и защиты своих интересов в условиях полной открытости исходного кода. И что же я вижу?

Лицензии FSF, являющиеся основой всего Open Source Software, в законодательстве РФ не имеют ровным счетом никакой силы. Я могу предоставлять исходные коды в открытый доступ, но они всецело принадлежат мне и любой суд, на котором мне удается доказать свое авторство, взыскивает с ответчика санкции в полном соответствии с законом об авторском праве. Причем, даже если я не буду подавать ни на кого в суд — а я не буду этого делать, если следую принципам OSS — то от моего лица это может сделать кто угодно. Любая «правозащитная организация», объявившая своей целью защиту авторский прав. И даже без моего согласия. Более того — только мой официальный запрет может это предотвратить, будь то мое несогласие с иском или уведомление патентного органа о том, что я передаю свою работу в общественное достояние.

Да, я могу написать договор-оферту (то есть договор присоединения, не нуждающийся в двустороннем подписании) на частичную передачу прав, но он не будет иметь силы, потому что право на суб-лицензирование по Гражданскому Кодексу должно быть передано явно, в письменной форме и не допускает абстракций, то есть необходимо в каждом конкретном случае.

Доходит до смешного — использование Linux в нашей стране незаконно и всякий может засудить «линуксоида» на основании отсутствия документа передачи прав от разработчика. Всемирные лицензии GNU действуют везде, кроме тех мест, где оно не противоречит местному законодательству. А судебное следствие проводится по законам места нарушения законности. Вот и все… евангелисты GNU и CreativeCommons приезжают в Россию, заручаются поддержкой общественного мнения и уезжают ни с чем, потому что изменений в Гражданский Кодекс как не было, так и нет. И так и будет, пока с «авторских законов» будут кормиться те, кто отсуживают у организаторов концертов Deep Purple штрафы в пользу самих же Deep Purple и взымают налоги за производство, ввоз и реализацию аудио-видеотехники и суммарный интернет-трафик провайдеров. В пользу абстрактных авторов, но со вполне конкретными получателями в виде РАО под началом Никиты нашего Михалкова.

Отмечено , , , ,

Добавить комментарий

Please log in using one of these methods to post your comment:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s